Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России32 голоса23%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов6%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души21 голос15%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках22 голоса16%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения58 голосов41%
Предыдущие опросы

Персона15 июля 2015 10:43Автор: Наталья Савватеева

«Только дураки всё знают наперёд»

Сергей Голомазов

Худрук Театра на Малой Бронной Сергей Голомазов

Сергей Голомазов - личность уникальная. Если вы видели хотя бы один его спектакль, наверняка испытали потрясение от того, как режиссёр сумел затронуть болевые точки вашей души. Удивительно, но обладатель множества наград («Золотая маска», «Чайка», «Хрустальная Турандот», «Золотой витязь»), худрук москов­ского Театра на Малой Бронной и профессор РАТИ - человек совсем не светский. Это ощущается в разговоре с ним, когда за печальными глазами и тихим голосом угадывается такая глубина познания мира и человеческого духа, которую все мы порой тщетно ищем в жизни и искусстве.

- Сергей Анатольевич, вы после школы поступили в Институт радиотехники, электроники и автоматики. Почему не в театральный?

- Я был ещё тогда не до конца свободен. А на 4-м курсе сходил в кинотеатр «Звёздный» на Неделю французского кино и понял, что занимаюсь не своим делом. В одночасье, к ужасу родителей, всё бросил и поступил в ГИТИС на курс режиссуры к Андрею Гончарову. И обрёл наконец свободу: мы творили бог знает что и наши учителя ни в чём нам не уступали - даже показывали пример свободы творчества. Это было счастье!  

- Сейчас что-то изменилось?

- Теперешняя жизнь для кого-то прекрасна, для кого-то ужасна. Но она даёт право выбора.   

- Вас после ГИТИСа позвал к себе преподавать Гончаров. С тех пор вы не оставляете это занятие. Чем оно вас привлекает?

- Общением с молодёжью: ты можешь что-то проверить из своих теорий, быть в тренде современных явлений. Сегодняшние молодые люди более свободны, гармоничны и социально заострены. А театральные студенты качественно отличаются от остальных тем, что почти все идеалисты. Редко кто идёт в нашу профессию за деньгами - для этого есть другие институты. Хотя, наверное, кто-то идёт за славой. Но в основном всё-таки чтобы ярко, творчески жить. 

- Когда вы набираете курс, случаются ошибки?

- Конечно, ведь некоторые люди просыпаются поздно. На 1-м курсе думаешь: всё, пора отчислять... А потом человек начинает крайне интересно развиваться. Да я и сам сначала был «вещью в себе». Но меня Андрей Александрович Гончаров (его постановки шли и в Театре сатиры, и в Театре им. Ермоловой, и в Малом, и в Театре на Малой Бронной. - Ред.) почему-то терпел, не трогал и никому не давал трогать. Меня хотели отчислять, но режиссёр не дал. А потом на 2-м курсе я вдруг прорвался и стал лидером. Чтобы понять это, нужны интуиция и опыт.  

Спектакль Театра на Малой Бронной «Канкун». Фото: театральный архив

- Новые поколения поглупели или поумнели?

- Количество умных и дураков всегда находится приблизительно в одинаковой пропорции вне зависимости от поколений, политического строя и международной обстановки. Это то, что контролируется не нами, а какими-то высшими силами.

- Как вы выбираете материал для постановки?  

- Вначале это как... шаровая молния: читаешь и влюбляешься в материал. Если возникло сприкосновение с твоим эмоциональным опытом, твоей боль­ю, берёшься за него. Потом уже задаю себе ремесленные вопросы: какого качества драматургия и диалог, кому это надо и как будет продаваться? Например, в «Формалине», что я делал на Малой Бронной, драматургии как таковой нет. Но нам удалось подчинить прозу Анатолия Королёва законам драмы. У кого-то это вызвало восторг, а кто-то чертыхался на весь театр.   

- Что вас волнует в душе человека, к которой обращаются ваши спектакли? 

- То, как в погоне за всевозможными ценностями и комфортом мы теряем что-то очень важное - чувства, смысл жизни, веру в Бога. И это самая большая проблема общества потребления.

Постановка Творческого объединения мастерских С. Голомазова «Особые люди». Фото: Александр Россоловский

- Как вам кажется, в сегодняшней обычной жизни интернационализм есть? 

- Есть некая межконфессиональная мудрость, когда мирно сосуществуют люди разных религий, культур, языков. Большевистский интернационализм - утопия, основанная на насилии и унижении одной нации в глазах другой. Вспомните крымских татар, выселение чеченцев, евреев...  

Кстати, Российская империя всегда была примером многоконфессионального сосуществования самых разных народов, и её национальная политика была толерантной. Мусульмане с христианами давно и мирно сосуществовали и сосуществуют - это в природе человека. Но в жизнь часто вмешивается политика, и те, кто вчера уважал друг друга, завтра могут стать кровными врагами.  

- В Москве много приезжих. Какое у вас к ним отношение?  

- Уважительное. Но они очень разные и иногда, как масло и вода, не перемешиваются.

нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2024 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru