Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России32 голоса23%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов6%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души21 голос15%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках22 голоса16%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения58 голосов41%
Предыдущие опросы

Персона11 июня 2024 18:50Автор: Дина Победина

Там живут особенные люди

Фото: архив Мусы Умаханова
2016 год, Муса Умаханов (второй слева) вместе с сослуживцами на боевой позиции, неподалёку от донецкого аэропорта.

Дагестанец, защищавший русских в Донбассе, считает эту землю своей второй родиной.

Узнав о беде в Донбассе, дагестанец Муса Умаханов пошёл добровольцем воевать за права русскоязычных. А познакомившись с этими людьми поближе, стал считать Донецкую землю своей второй родиной. Получив тяжелейшее ранение, мужчина сумел восстановиться. И сейчас всеми силами приближает победу.

38-летний Герой ДНР Муса Умаханов родом из Махачкалы, юрист по образованию, ни дня не работавший по специальности.

Не врач и не юрист

«Да какой из меня юрист? – смеётся Муса. – Всю жизнь меня тянуло к железкам и оружию, а не к документам и законам».

Выходец из семьи потомст­венных врачей, он по желанию родни согласился продолжить традицию. Но, проучившись два курса в мединституте, понял, что это не его. Стать по­средственным врачом Муса не захотел и ушёл из вуза. Семья, конечно, такого решения не приняла, но потом отступилась.

«Юридический факультет я окончил заочно, – продолжает мужчина. – Но по специальности не работал. Какое-то время был таксистом, потом отслужил срочную и по возвращении домой устроился в личную охрану генерального директора республиканской энергетической компании».

Но всё это было не то. И чтобы сменить картину, Муса вместе с другом уехал в Европу – посмотреть, как там живут и работают. Побывали в Польше, Германии, Швейцарии, Австрии. Из последней страны путешественников депортировали в Россию – Муса подрался с полицейским. На вопрос российского пограничника: «Что послужило причиной конфликта?» – ответил: «Фашистами они были, ими и остались». Больше ничего объяснять не стал.

«Хочу стать одним из них»

Очередной крутой поворот в судьбе парня случился в ­2014-м, когда он мельком увидел новости об украинском майдане.

«Стало ясно, – вспоминает мужчина, – что этот организованный беспредел обязательно закончится войной. Вопрос только в том, где именно полыхнёт. Этим местом стал Донбасс, и по-другому быть не могло. Там живут особенные люди, русские по духу, которые никогда бы не приняли эту националистическую дрянь из Киева, не смирились бы с ней. Я понял, что там – место силы и что хочу быть с ними, быть одним из них».

Отец Мусы, Вагаб Умаханов, вместе с родным братом погиб в 2002-м, во Вторую чеченскую кампанию, когда служил в Дагестанском РОВД и участвовал в освобождении заложников в Каспийске. Ужас и боль войны Муса испытал ещё в детстве и очень хорошо понимал, через что проходят жители Донбасса. Спустя несколько дней он прибыл в Ростов и после специальной подготовки с добровольцами из разных регионов страны попал в Славянск.

«Насмотревшись на страдания мирного населения, я тогда решил для себя, что пленных брать не буду, – вспоминает боец. – Я не считаю людьми тех, кто поднимает оружие на ребёнка, старика или женщину. Таких надо просто уничтожать».

Мариуполь, 2023 год. Муса Умаханов на фоне знаменитого Мариупольского металлургического комбината имени Ильича. Фото: архив Мусы Умаханова

«Мы все равны»

После ранения летом ­2014-го Муса попал в Макеевку, в батальон «Сомали» к «Гиви» (позывной командира подразделения Михаила Толстых), по словам мужчины, строгому командиру, но справедливому. С ним они ходили на Иловайск, выбивали врага из Шахтёрска. Там Муса по­знакомился с Александром Захарченко – «Батей».

«Удивительный был человек, светлый и простой, – улыбается Умаханов. – Я к нему сразу обращался только на «вы» и по имени-отчеству. Дважды он мне говорил, что нужно на «ты», а на третий раз рубанул: «Слышь, сынок, я тебе не Александр Владимирович, а «Саня» или «Батя». И не надо мне выкать, потому что здесь, в окопах, мы все равны и я такой же боец, как и ты. Уяснил?» Я больше никогда в жизни не встречал таких искренних и порядочных людей. Глава республики – и воюет рядом со мной в окопе!»

Несмотря на ­офицерское звание (Муса – старший лейтенант Вооружённых сил РФ), боец не хотел отличаться от своих товарищей и служил рядовым. Даже когда «Гиви» назначил его командиром танковой роты, «Сокол» (позывной Мусы), выполняя обязанности офицера, погоны не носил.

Ранение Муса получил в боях за донецкий аэропорт, в конце августа 2016-го. Тогда он воевал в знаменитом «Востоке» под командованием Александра Ходаковского. Контрнаступление польских наёмников и националистов «азовцев» Муса отбивал крупно­калиберным пулемётом. Ту атаку они тогда остановили, но Муса получил в шею снайперскую пулю. «Помню ощущение какой-то чудовищной вибрации, как будто мой скелет внутри меня бьётся о моё тело, – вспоминает первые минуты ранения мужчина. – Тело обездвижило, и дышать стало очень трудно». По пути в госпиталь он впал в кому.

«Слава Богу, ты живой!»

Очнулся Муса в госпитале через четверо суток с трубкой в горле. Первое, что увидел, – улыбающееся лицо врача. «Ты меня слышишь?» – спросил он бойца. Муса моргнул: мол, да, слышу. «Ну, слава Богу, живой! – выдохнул врач. – Ты – настоящий боец, парень, так держать!»

Муса был полностью парализован, дышать мог только с помощью аппарата ИВЛ. Та снайперская пуля просто рассыпала его шейные и грудные позвонки, повредила спинной мозг, нервные окончания. Полтора месяца парня лечили в Донецке, потом спецбортом отправили в Москву. Дальше – больницы, операции, реабилитации, восстановление… Врачи тоже были разные: одни продолжали бороться и всеми силами поддерживали его, а другие поставили на нём крест и сказали, что он никогда не сможет даже сидеть.

Но не тут-то было! В начале 2018 года по интернету Муса нашёл клинику в Иране, в которой пообещали вернуть подвижность верхней части тела. Всем миром удалось собрать нужную на лечение сумму – 1 млн 200 тыс. рублей. Операция прошла успешно, так же как и реабилитация.

«Однажды я встретил того врача, который утверждал, что лечить меня бесполезно, – вспоминает Муса. – И пообещал ему, что через несколько лет, когда встану на ноги, приду к нему и заставлю ответить за те слова!»

В ноябре 2019-го мужчина вернулся в Макеевку. Сидеть без дела бедовый Муса не мог и начал доставлять гуманитарную помощь с границы на передовую. Сослуживцы подарили ему трофейную «девятку», переделав её на ручное управление. С началом СВО Муса продолжил службу в одном из подразделений – он успешно освоил управление БПЛА и снова встал в строй. Сейчас продолжает лечение и реабилитацию – ему нужно как можно скорее встать на ноги.

«Я решил доказать, что смогу это сделать, – говорит мужчина. – Думаю, моя миссия ещё не окончена, я хочу вернуться на СВО».

И нет никаких сомнений, что у него это получится.

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2024 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru