События
Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России29 голосов22%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов6%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души20 голосов16%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках20 голосов16%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения52 голоса40%
Предыдущие опросы

Образование30 марта 2022 02:23Автор: Константин Кудряшов

От Аввакума до Агафьи

Фото: mgomz.ru
Выставка стала продолжением проекта, посвящённого 400-летию со дня рождения протопопа Аввакума — священномученика, исповедника, писателя

Кто такие старообрядцы — рассказывает новая выставка в Коломенском.

В музее-заповеднике «Коломенское» до 15 мая можно ознакомиться с экспозицией, посвящённой старообрядчеству.

Инициатива создания выставки «От Аввакума до Агафьи. Наследие старообрядчества» исходила из Митрополии Русской Право­славной старообрядческой Церкви. Идея продолжить этой экспозицией проект, посвящённый 400-летию со дня рождения протопопа Аввакума, нашла поддержку в Правитель­стве Москвы, которое уже более 10 лет помогает РПСЦ в проведении мероприятий.

Имена конкретных исторических личностей, ставших своего рода символами старообрядчества в России, вынесены в название выставки не для красного слова. Экспозиция, в которой представлено более 400 предметов и документов XVII–XXI вв., должна познакомить посетителей не только с историей старообрядчества, но и с людьми, для которых сохранение древнего православия стало жизненным принципом. 

Этот момент особо подчерк­нул на открытии выставки Митрополит Московский и всея Руси Корнилий: «Для нас очень важно, чтобы мы обращались к нашим духовным истокам и подвижникам. Чем связаны протопоп Аввакум и Агафья Лыкова? Твёрдостью и отстаи­ванием веры. Через эту выставку и другие события многим приходит понимание, что старо­обрядцы – это не прош­лое, а, наоборот, наша надежда, и Отчизна будет укрепляться на фундаменте православия».

Новая страница истории

Руководитель Департамента национальной политики и межрегиональных связей города Москвы Виталий Сучков, также присутствовавший на открытии выставки, выразил уверенность, что экспозиция вызовет большой интерес среди жителей и гостей столицы: «Это не просто очередное мероприятие, это открытие новой страницы в истории старообрядчества».

«Старообрядчество в России – это история значительной части общества, которое, вопреки жёсткому внешнему давлению, сумело найти внутренние ресурсы. Ресурсы, позволившие не просто сплотиться и выжить, но и сохранить созидательные силы», – говорит куратор выставки, главный научный сотрудник Отдела рукописей и старопечатных книг Государ­ственного исторического музея Елена ­Юхименко.

После 8-летней осады

Первые разделы выставки посвящены становлению старо­обрядчества. Здесь, конечно, всё внимание приковано к протопопу Аввакуму и братии Соловецкой обители – людям, к которым как нельзя более подходят строки: «Победа павших и радость обречённых». В самом деле – на что рассчитывали монахи Соловецкого монастыря, когда, отчаявшись переубедить царя в своей правоте, написали ему: «Не вели, государь, больше к нам учителей присылать напрасно, не будем мы прежней своей православной веры переменять. А вели, государь, на нас свой меч прислать цар­ский и от сего мятежного жития пере­селить нас в безмятежное и вечное житие!» Может быть, на то, что их монастырь – крупнейшая в Северной Европе валунная крепость, имевшая 90 пушек, 900 пудов пороха и десятилетний запас продуктов? 

Жизнь показала, что эти надежды могут пойти прахом: 22 января 1676 г., после 8-летней осады, обитель была взята. Её защитников после штурма и последующей расправы осталось лишь 14 человек из 700. Да, они погибли. Но примером твёрдости духа и жертвенности соловецкой братии вдохновились многие.

А протопоп Аввакум явил ещё более красноречивый пример. Его биография полна неожиданных поворотов. Известно, что Аввакума, сосланного в Сибирь под начало воеводы Афанасия Пашкова, этот самый воевода мучил и истязал, велев бить кнутом. Однако мирское счастье переменчиво, и вот уже царь, рассорившийся с патриархом Никоном, спешно возвращает Аввакума в Москву: «Государь меня тотчас к руке поставить велел и слова милостивые говорил. И я руку его поцеловал и пожал… Воеводу же мне царь головою выдал – Бог так изволил. Видя беду неминучую, пал он передо мною со слезами, я же простил его…» Казалось бы, отомсти мучителю своему! Но – нет. Не мести хотел мятежный протопоп – правды.

Цели и средства

«История старообрядчества – материя тонкая и деликатная. Преподносить её исключительно как конфронтацию с властью категорически неприемлемо, – уверена Елена Юхименко. – Надо всегда помнить, что старообрядцы – это русский народ, сохранивший не только прежние религиозные устои, но и устои семейные, а также старую русскую трудовую и торговую этику. Что и стало тем фундаментом, на котором впослед­ствии выросли знаменитые купеческие и промышленные династии. Да, пример Аввакума, который не только получал удары, но и одерживал победы над своими гонителями, безусловно, вдохновлял его по­следователей. Но борьба Аввакума и героизм защитников Соловецкой обители – это, несмотря на яркость и жертвенность, только средство. А цель – сохранить те самые устои, без которых немыслимы ни развитие, ни сущест­вование. С другой стороны, усилия борцов даром не пропали: именно с начала XVIII в. старо­обрядцы получили возможность хотя бы ограниченной легализации в рамках прагматической политики Петра I».

Следующие разделы выстав­ки рассказывают об относительно мирной жизни старообрядцев «всех чинов». И крестьян, и представителей купеческо-торгового сословия. Именно в этот период старообрядцы предстают перед нами как серьёзная сила – во второй половине XIX в. они составляют до 10% населения Российской империи, а в их руках сосредоточено до 80% промышленности и банковского сектора страны. Причём нельзя сказать, что эта сила бездействует. Старо­обрядцы, занимавшие в обществе видное место, пытались влиять на власть. В этом плане показательна судьба документа от 6 мая 1883 г.: «О даровании раскольникам некоторых прав гражданских». Представители самых уважаемых династий непрерывно ходатайствовали перед властями в Петербурге и Москве об улучшении положения своих единоверцев, ездили с подношениями – словом, были к проведению этого закона причастны. А чем в реальности обернулся этот закон, можно показать на примере семейст­ва Шелапутиных. Несколько поколений этих московских миллионеров-старообрядцев построили и финансировали странноприимный дом, несколько больниц, женский акушерский институт и, наконец, мужской педагогический институт. Результат парадоксален. В пединститут, построенный старообрядцем, не допускались на учёбу... старообрядцы: «Согласно Высочайше утверждённому Уставу в данное учебное заведение могут быть приняты только православные».

Дорога к миру

Взаимопонимание пришло потом, когда под прессом оказались не только старообрядцы. «В советское время гонениям подвергались вообще все религиозные организации, – напоминает Юхименко. – Это в некоторой степени сблизило РПЦ и старообрядцев. В 1929 г. Патриарший Священный Синод признал богослужебные книги дониконовской эпохи «православными и спасительными», а клятвы Соборов, наложенные на старые русские обряды, были отменены. Поместный Собор 1971 г. подтвердил это, окончательно постановив, что «старые русские обряды спасительны и равночестны новым». 

Символично, что именно после Поместного Собора состоялось событие, подводящее своего рода итоговую черту во взаимоотношениях власти, РПЦ и старообрядцев. В 1978 г. геологоразведочная партия вышла к заимке Лыковых – старообрядческой семьи, жившей в полной изоляции. Имя Агафьи Лыковой сейчас известно всей России – именно ей и её семье посвящён заключительный раздел выставки. Пожалуй, это самые трогательные экспонаты. Письмо владыке Корнилию, писанное, как в XVII в., – полу­уставом. Поясок, сплетённый Агафьей в подарок. И речные камни вместо сувениров. Совсем недавно владыка Корнилий, посетив Агафью, спросил, не жалеет ли она о своей судьбе. Та ответила просто: «Нет. Я живу, чтобы душу сохранить».

«Я живу, чтобы душу сохранить», — говорит Агафья Лыкова. Фото: mgomz.ru

Выставка открыта для посетителей со вторника по воскресенье с 10.00 до 18.00 (понедельник выходной) в Хоромах младших и средних царевен Дворца царя Алексея Михайловича (просп. Андропова, д. 39, стр. 69). 

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2022 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru