События
Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России29 голосов22%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов6%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души20 голосов15%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках20 голосов15%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения54 голоса41%
Предыдущие опросы

Между нациями27 марта 2012 20:37Автор: Юлия Тутина

Школа должна быть гибкой?

Фото: russianlook.com

Этим вопросом рано или поздно задаются все родители

Какую школу выбрать для ребёнка? Ту, что рядом с домом, языковую, с этническим или религиозным компонентом образования? Или главное, чтобы учебное заведение было из 300 лучших (их определяли по числу выпуск­ников, выигравших олимпиады и набравших наибольшее количество баллов на ЕГЭ. - Ред.), что попали в рейтинг Департамента образования Москвы?

«Рейтинг обозначил ту проблему, к решению которой пока не готово общество», - уверен Михаил Мокринский, директор лицея № 1535, занявшего в нём первое место.

- Можно продолжать строить территориальную модель обучения (когда при поступлении в школу преимущественное право имеют те, кто ближе живёт. - Ред.) в расчёте на среднего ученика. А можно признать, что вариативность школьной программы по уровню и направленности уже к 5-6-му классам становится потребностью, законным ожиданием детей и родителей. И многие из них начинают искать свой путь - переходят в лицеи, например. Но в идеале, мне кажется, эти дополнительные возможности им должны обеспечивать в их собственной школе, создавая там классы для определившихся с профилем учеников. Чтобы ребёнок не тратил время и силы на дорогу. Сегодня же небольшая школа порой организовывает один сильный класс, скажем, математический, потому что в педагогическом коллективе имеется сильный учитель математики. И туда идут все сильные ученики, даже если в реальности они имеют гуманитарную или естественно-научную склонность.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Но есть маленькие школы - этнические, православные?

М.М.: - Конечно, они объективно должны быть. Как и школы для детей с ограниченными возможностями, одарёнными, с иными запросами - в том числе национальными, религиозными. И в отношении их есть две полярные стратегии. Первая: выделяем таких детей в отдельные коллективы и даём каждому по его особым потребностям. Вторая: смешиваем. И тогда слабые тянутся за сильными, интересы взаимопроникают, и получается, кстати, поразительный эффект. И в этом смысле не может быть одного лозунга государственной политики. Это должна быть гибкая система, уравновешивающая себя изнутри. Вот, например, если говорить об актуальной сегодня для Москвы проблеме - о детях, не владеющих русским языком. Модель первая: в каждый класс распределяется группа таких детей. Для них параллельно с основными занятиями ведутся дополнительные уроки русского. Таким образом дети адаптируются и в языковую среду, и в академическую систему, и всё это происходит легко. Но есть ребята, которые в эту методику вписаться не могут. Значит, эти обстоятельства должны быть уловимы для системы. И для таких детей нужны специальные интенсивные курсы, которые обычная школа обеспечить не может.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - А какова главная функция современной школы - дать о­бразование или воспитывать детей в условиях, когда их мало кто воспитывает?

М.М.: - Такой вопрос ответа не имеет. Школа во все времена занимается и тем и другим. Другой вопрос, насколько совре­менная школа способна отвечать на нужды своих учеников.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - У вас сейчас идёт запись детей на следующий год. Наверняка количество желающих резко увеличилось по сравнению с прошлыми годами.

М.М.: - В независимости от того, какой ярлык наклеен на школу, всегда есть родители, которые выбрали для своего ребёнка не то, что отвечает его истинным потребностям. Потому мы стараемся как можно раньше дать почувствовать потенциальным ученикам, с чем им придётся столкнуться, что в их жизни изменится. Если чувствуем, что ребёнок не готов, не хочет, но переубедить родителей не способен, пытаемся говорить с мамами и папами сами. Мы набираем учеников и в 7-й, и в 8-й, и в 9-й, и в 10-й классы. Вот и говорим: у вас впереди год, два, три для того, чтобы снова попробовать поступить к нам тогда, когда вам это действительно будет полезно.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Вы принимаете подростков. Дети в этом возрасте часто не понимают, зачем в принципе надо учиться…

М.М.: - Тут главную роль играет семья. К нам приходят дети, которые своим окружением мотивированы на хорошую учёбу, чувствуют, что от неё зависит их место в будущем. И поэтому я всегда был сторонником ЕГЭ. Многие годы дети, взрослея, понимали: без репетиторов из выбранного института в него не поступишь. А значит, если у семьи нет денег, никакие твои школьные успехи результата не принесут. ЕГЭ расставил всё на свои места. С момента его введения возникла чёткая причинно-следственная связь между тем, как ты успеваешь на уроках, и тем, что ждёт тебя во взрослой жизни.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Сегодня выпускники вузов с удовольствием идут в школы. Вы довольны молодыми педагогами?

М.М.: - Категорически нет. И очень о том жалею. А ведь роль школы в в формировании подрастающего поколения огромна. Потому важно, во-первых, с первых же месяцев правильно формировать отношение к профессии и умения будущих учителей, и во-вторых, привлекать в педвузы лучшие мозги поколений. Пока с первым - провал. И со вторым - провал. Провал с тем, чтобы правильно учить студентов - абсолютно понятен. Сперва школа должна найти модель, под которую выпускник должен готовиться и только тогда такая подготовка будет эффективной. Второй провал тоже понятен, потому что был период нищенства учителей. И даже когда это поменялось, а школа сегодня далеко не самый обездоленный социальный институт, учителя вполне сводят концы с концами, сработала сила инерции.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Какова роль учителя в школе? Главенствующая?

М.М.: - Главенствующая роль за технологиями. Важно, чтобы каждый конкретный учитель не боролся с ними, а максимально использовал в своей деятельности. Я не против учителя. Я за то, чтобы он не изобретал собственные новаторские методы преподавания, а был проводником отработанных хороших технологий. И здесь невероятно важно  мировоззрение каждого конкретного педагога. Считает ли он себя мессией, единственным правильно понимающим как учить детей, или ощущает себя частью системы. Выбор по понятиям работать с учеником или по правилам - он как раз про то, в каком веке эта личность передает свои правила или понятия. Идеальный учитель - профессионал, который умеет делать свою работу, но, помимо узкого профессионализма, является интересным собеседником, грамотным организатором деятельности детей. При этом интересным для всех ведь быть не возможно, правда? Так вот в школе должны быть разные люди, чтобы любой ребенок смог найти для себя 2, 3, 5 педагога, которые близки именно ему.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Неужели в вашей школе ученик может определить, с каким из учителей он будет математику учить, а с каким русский язык?

М.М.: - Это, к сожалению, исключено – слишком дорогостоящим станет образование. Пока индивидуальные учебные планы - не наш путь. Но наш педагогический коллектив достаточно силен и разнообразен, потому, как правило, «свои» учителя находятся для каждого ученика.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Ваши ученики не занимаются с репетиторами?

М.М.: - Занимаются. Но это уже их личный выбор, это не необходимость для поступления. Кто-то хочет дозагрузиться дополнительными иностранными языками, кто-то занимается еще более углубленно, чем в школе, профильным предметом, кто-то наоборот не профильным. Просто раньше, чтобы гарантировать ученикам поступление необходимо было давать предмет с большим запасом прочности – ведь у разных вузов на вступительных экзаменах имелись совершенно разные специфические требования. И для того, чтобы подготовить универсальную отмычку сдачи русского языка  по разным системам в разные вузы, надо было изучать его с большим запасам. Сейчас формат требований понятен, потому школьник, изучая его системно, к 11 классу уже сам может определить свой уровень знаний – сколько он сможет набрать на ЕГЭ баллов – 75, 85 или все 100. Это честное понимание ситуации, дает возможность ребенку заранее решить - не буду метаться, буду вкладывать силы в те предметы, которые у меня получаются.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Ваши дети не только могут похвастаться 100-бальными ЕГЭ, многие из них призеры Олимпиад. Эти соревнования нужны?

М.М.: - Если они нужны детям - значит да.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Но многие участвуют не ради самого соревнования, а чтобы «подстелить соломку» - ведь призовые места гарантируют поступление в вузы…

М.М.: - Конечно. И это прекрасно. Отлично также, что Олимпиады стали массовым явлением, которое не только выявляет 0,5% супер одаренных детей, но позволяет выигрывать школьникам с разными типами способностей. Должны быть те, кто сообразительные, те, кто и заучивают, и те, кто выдумывают что-то оригинальное, защищают свои проекты. В этом смысле разные олимпиады для большого количества детей - огромное благо для поиска пути изменения современной школы.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Требования к ЕГЭ каждый год меняется. Это необходимо?

М.М.: - ЕГЭ всегда будет несовершенно, вопрос в причинах этого. То ли изменения осознанны, помогающие его приспособить к единой системе или делаются без всякой логики. Пусть они меняются, но чтобы тенденции были прозрачны и понятны. Чтобы они постепенно приводили всю систему образования в единое целое, когда, применяя общую методику, к экзамену хорошо готовили детей как в столичных лицеях, так и в сельских школах.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - В свете введения ЕГЭ есть ли необходимость для школы, чтобы над ней шефствовали те или иные вузы?

М.М.: - Конечно, без этого единения ни одна школа теперь не умрет. Но это взаимодействие теперь приобрело новый смысл. Если прежде это была непосредственная подготовка абитуриентов «под себя» с участием тех, кто вырабатывает правила приема, то теперь появился более глубокий, личностный смысл. Это не способ подготовиться к конкретному экзамену, это способ узнать больше о выбираемой профессии, о том, что тебя ждет как студента.  Важным становиться контакт с преподавателями вуза и с его студентами, которые близки тебе по возрасту, по духу и на которые ты смотришь как ориентир.

Читайте по теме:

Говорим по-польски. Школы № 45 и № 168 объявляют набор учащихся в 10-й класс

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2022 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru