События
Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России29 голосов22%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов6%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души20 голосов15%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках20 голосов15%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения54 голоса41%
Предыдущие опросы

Между нациями28 августа 2012 19:55Автор: Семён Чарный

Цари, царевичи и один памятник

Царевич Александр Арчилович, друг Петра I

Сколько великих родственников было у героя Бородинской битвы Петра Багратиона?

При упоминании фамилии Багратион москвичи обычно вспоминают об одном человеке - князе Петре Багратионе, ученике Суворова, герое Бородинской битвы, скончавшемся от полученной на поле сражения раны. Его память увековечена в Москве - с 1999 г. отлитый из бронзы, он зовёт своих солдат в атаку между домами 22 и 24 по Кутузовскому проспекту. А за его спиной к Москва-Сити ведёт названный в честь полководца мост «Багратион». Но при этом оказались забытыми многие другие представители этой фамилии, жившие в столице и оставившие заметный след в истории.

Происхождение рода Багратионов теряется в веках. Сами они производили себя от знаменитых еврейских царей Давида и Соломона. Достоверно известно, что в первые века н. э. в Армении существовал влиятельный род Багратидов. Одна из его ветвей переселилась на север и дала начало грузинской - царскому роду Багратионов (точнее - Багратиони), удерживавшему власть более 900 лет. К этому роду принадлежала, в частности, знаменитая царица Тамар, при которой Грузия достигла расцвета. Но расцвет вскоре сменился упадком, и грузинские цари начали искать помощи у единоверных христианских государей. Самым близким подобным государ­ством оказалась Россия. И вот в 1658 г. грузинский царь Теймураз со своим внуком Ираклием прибыл в Москву просить о помощи. Царь Алексей Михайлович обласкал гостя, но помочь войсками не смог - шла война с Польшей. Теймуразу пришлось возвращаться в Грузию, а через несколько лет он умер в плену у персидского шаха. Ираклию (который в Москве именовался царевичем Николаем Давыдовичем) повезло больше. Через 26 лет после возвращения из России, в 1688 г., ему удалось занять царский трон в Картли - одну из трёх частей (две другие - Кахетия  и Имеретия), на которые раскололось Грузинское царство.

Однако по проторенной Теймуразом дорожке пошли другие представители многочисленного рода Багратионов.

В 1681 г. Москва вновь увидела грузинского царя, прибывшего уже не за помощью, а на жительство. Это был кахетин­ский и имеретинский царь Арчил II, приходившийся Теймуразу внучатым племянником и, кстати, женатый на его внучке. Впрочем, сын бывшего царя царевич Александр Арчилович вскоре затмил отца своей известностью. Будучи товарищем Петра I, царевич сделал головокружительную карьеру, став в 20 с небольшим лет первым русским генерал-фельдцейхмейстером (начальником артиллерии). Он также получил руку богатой наследницы, Феодосии Милославской, принесшей мужу подмосковное село Всехсвятское. После смерти жены в 1695 г. село именным указом Петра I было передано царевичу Александру. Впрочем, здесь судьба сыграла с царевичем злую шутку. В неудачной битве со шведами под Нарвой в 1700 г. он был пленён и через 11 лет скончался в плену в Швеции.

Управление Всехсвятским, где образовалась небольшая грузинская колония, взял на себя Арчил II. Надо сказать, что Арчил не сидел сложа руки и проедая доходы. Он пробовал вернуть себе потерянное царство (попытка завершилась неудачей), писал стихи, объединённые в сборник «Арчилиани», способствовал открытию во Всехсвятском грузинской типографии. У деревенской церкви Всех Святых (она дожила до наших дней и находится недалеко от ст. м. «Сокол») стали хоронить знатных грузин (в том числе и отца Петра Багратиона Ивана, умершего в 1795 г.). Интересующиеся и сейчас могут увидеть их некрополь.

В 1725 г. в Москву прибыли сразу два грузинских царя: отец и сын - Вахтанг VI, племянник Арчила II, и его сын Бакар III. Будущему герою войны 1912 г. они приходились довольно близкими родственниками – Петр Багратион был правнуком  младшего брата Вахтанга – Иессе. Обоим царям пришлось покинуть Грузию из-за политических интриг. Вахтанг заключил союз с Петром I, пытавшемся присоединить к России прикаспийские земли. Однако российские и грузинские войска не смогли соединиться,  план взаимодействия не был реализован и потому  сначала Вахтангу, а затем и его сыну, пришлось покинуть царство и уехать на север, в союзную Россию. Естественно, что уезжали они не одни, а с семьями и свитой в полторы тысячи человек. Сначала они жили в т.н. Рязанском подворье, рядом с нынешней Лубянкой, а в 1729 г. Вахтангу был дарован дом на Пресне и 10000 рублей на строительство дворца. (Сейчас на его месте расположен  музей-мастерская скульптора Зураба Церетели.) По соседству построил себе дом и царь Бакар. (Этот дом, кстати, сохранился до настоящего времени, только… обитает в нем служба безопасности зоопарка.) Вокруг поселились прибывшие с царями вельможи, слуги, духовенство. Возникла Грузинская слобода, на первых порах пользовавшаяся некоторой автономией. Так, грузин запрещалось  принимать на службу без дозволения членов  рода Багратионов. В центре слободы была построена церковь великомученика Георгия Победоносца, сохранившаяся до наших дней. Сначала грузинскую колонию возглавлял Вахтанг, а после его смерти в 1737 г. – Бакар, умерший в 1750-м. По его инициативе в Москве в 1743 г. была напечатана Библия на грузинском языке.

Брат Бакара, царевич Георгий Вахтангович, остался в истории Москвы как один из крупных жертвователей, внесших деньги, необходимые для существования Московского университета – он пожертвовал в 1755 г. 10000 рублей. Еще один, сводный, брат Бакара и Георгия,  Вахушти, обессмертил свое имя написанием грандиозного труда «Сакартвелос цховреба» («Житие Грузии»), в котором последовательно изложил историю Грузии с древнейших времен. А в доме правнучки Бакара - Анны Георгиевны, в замужестве графини Толстой, на которой и закончилась эта ветвь Багратионов, расположенном  поблизости - на Никитском бульваре,  провел последние годы жизни выдающийся русский писатель Николай Гоголь.

Память обо всех грузинских царях и царевичах, посетивших Москву, в советский период практически исчезла. Единственным Багратионом, о котором можно было вспоминать, стал Петр.  В 1956г. в рамках присвоения московским улицам имен героев войны 1812 т. вблизи  знаменитой избушки, где происходил совет в Филях (там, кстати, раненый Багратион не присутствовал), на карте столицы появился Багратионовский проезд. Через пять лет прибавилась станция метро «Багратионовская».  Однако появления памятника пришлось ждать несколько десятилетий - до второй половины 1990-х. Его установка стала следствием многолетних усилий  назначенного в 1985 г. директором  Музея истории российско-грузинских отношений Джуаншера Ватеишвили. «СтоЛИЧНОСТИ» Д. Ватеишвили рассказал, что изначально чиновники лоббировали установку памятника у «Багратионовской»: «Я возражал, поскольку  там  ничего, кроме названия не было связано с Багратионом. Мои возражения не услышали. Но затем, когда я вернулся в Москву из поездки, я узнал, что против установки памятника выступили местные жители, в том числе и ветераны войны. Их возмутило, что памятник герою Войны 1812 года будет установлен посреди рынка. И только тогда был выбран Кутузовский проспект, где ряд мест непосредственно связаны с событиями тех лет».  Кстати, монумент в столице выполнен из бронзы скульптором Мерабом Мерабишвили, известным своим памятником Петру Багратиону в Тбилиси.

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2022 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru