Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России19 голосов23%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития7 голосов9%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души11 голосов13%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках10 голосов12%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения35 голосов43%
Предыдущие опросы

Между нациями11 марта 2014 21:35Автор: Владимир Полупанов

«Не надо бояться быть собой!»

Фото: Янис Шалинс
Янис Лусенс: «С нетерпением жду время, когда мы сядем и запишем новый альбом»

Лидер латвийской группы «Зодиак» Янис Лусенс - о музыке и не только

Выпустив в 1980 г. дебютный альбом элект­ронной инструментальной музыки «Диско альянс», латвийская группа «Зодиак» мгновенно стала популярной, но уже в 1989-м распалась. И только спустя 23 (!) года, собравшись по случаю выступления на одной из ретродискотек, музыканты решили выпустить новый альбом «Зодиака» и дать большой концерт 18 апреля в Московском международном доме музыки. Лидер группы Янис Лусенс ответил на вопросы «СтоЛИЧНОСТИ».

«СтоЛИЧНОСТЬ»: Янис, реинкарнация «Зодиака» - временное явление или вы решили вернуться на сцену окончательно и бесповоротно?

Янис Лусенс: Состав группы в давние времена всё время менялся, и на каждой новой пластинке играли разные музыканты. Но основой группы фактически всегда был я. А сейчас мы, можно сказать, впервые собрали основательный состав.

Свежих песен нет, но мы думаем о новой пластинке. Надеюсь, до осени запишем. Дело в том, что я много лет работал в сфере академической музыки. Писал много мюзиклов, театральной музыки, а электронную забросил.

— Это правда, что ваши альбомы во времена СССР были проданы в количестве 20 млн экземпляров?

— Трудно сказать. Я не был директором «Мелодии», которая выпускала наши пластинки. Но мне эту информацию подтвердил директор Рижского филиала завода, которого я как-то встретил на улице. «Это неслыханно, 20 млн копий!» - удивлялся он.

— Чувствовали, что популярны?

— Я это чувствовал по тому, что во время соревнований по фигурному катанию наша музыка довольно часто звучала. А в реальной жизни популярности не ощущал, потому что мы редко выступали и были студийной группой. Это был вообще студенческий эксперимент. И выстрелил он, возможно, благодаря тому, что такой музыки в СССР больше никто не делал.

— Песни никогда не писали?

— Я пишу много. Например, на конкурсе «Евровидение» мою песню пела певица Aisha. Так что это не чужой мне жанр. И, если бы в России кто-нибудь из исполнителей заинтересовался, я бы с удовольствием поработал.

— Не так давно Раймонд Паулс заявил, что конкурс «Новая волна» в Юрмале хорош с коммерче­ской точки зрения, но он убивает латвийскую музыку, ничего не даёт для её развития, выжигает поле молодых талантов. Вы с ним солидарны?

— Нет. «Новая волна» - это совсем не латвийский конкурс, это конкурс, сделанный российскими деятелями шоу-бизнеса преимущественно для русских. Просто место выбрано в Латвии - Юрмала. Думаю, для нашей страны это очень хорошо. А что плохого в том, что летом, когда курортный сезон в разгаре, в маленькой Юрмале появляются знаменитые люди из России?

Но если говорить о творчест­ве, то молодые как-то боятся делать что-то неожиданное, альтернативное. Все хотят вычислить правильную песню и попасть в формат. Что я мог бы посоветовать молодым артистам - не надо стараться быть первым на конкурсе (на «Новой волне» или другом). Ты можешь быть пятым, но тебя будут все помнить. А можешь занять первое место, но про тебя на следующий день забудут. Вот такой есть парадокс во всех этих конкурсах песен.

— В этом году исполняется ровно 10 лет с тех пор, как Латвия вступила в Евросоюз. Вы довольны тем, как происходит ваша евроинтеграция?

— Ясно, что всё движется в сторону глобализации, и этот процесс трудно остановить. В конце концов, не так важны какие-то политические рубежи, сколько экономические. Но, честно говоря, я не ощущаю ни негативных, ни позитивных последст­вий от вступления в Евросоюз.

— Но с точки зрения экономики вам легче живётся в Евросоюзе?

— У меня такое ощущение, что Латвия кого-то или чего-то всё время ждёт. И совершенно непонятно, когда наступит полная ясность - сколько нужно платить налогов, какие должны быть пенсии и всё остальное. Думаю, это не только нас касается, но и многих молодых государств, переживших оккупацию и войну.

— И ничего хорошего в совет­ском периоде вы не видите?

— Суть советской системы была правильной: государство социальной справедливости. Но как это было реализовано в жизни? Колхозы? Изоляция? Репрессии?

— Отношения между людьми разве не были более тёплыми?

— Конечно, как в любой закрытой системе. Но Латвия всегда была мультинациональным государством. У нас всегда было много русских, евреев, поляков, белорусов. Поэтому мы можем и сегодня стать неким мостом между Западом и Россией.

— Какие сегодня отношения между людьми разных национальностей в Латвии?

— Латыши всегда с пиететом относились к людям других национальностей. Например, представьте ситуацию: латыш встречается с русским. Если русский не говорит по-латыш­ски, то латыш начинает говорить по-русски. Никогда не будет по-другому. Так что мы всегда идём на компромисс, чтобы люди жили мирно и хорошо.

— А к русским есть претензии или старые обиды?

— Внуки не должны отвечать за поступки дедов. Были другие времена, другое общество и другие отношения. В каком-то виде, наверное, и сегодня сущест­вуют обиды. Когда люди необразованны и примитивны, ими легко манипулировать. Тогда и рождаются проблемы. А если они воспитанны, интеллигентны и искренни, то в отношениях нет проблем.

— Вы пристально следите за тем, что происходит в мире современной электронной музыки? Можете отметить музыкантов, которые вам симпатичны?

— Сейчас людей, которые этим занимаются, так много, что уследить за всеми, конечно, трудно. Могу сказать, что мне не очень нравится такая тенденция, когда за всеми этими модными звуками теряется мелодия, её сложно расслышать. А нравится мне, например, группа «Дафт Панк», которая занимается не только звуковым дизайном, в их песнях доминирует прежде всего мелодия, мотив, которые легко запоминаются. Поэтому их и отметили премией «Грэмми» в этом году. Мелодия в музыке всегда будет важна. А аранжировку сегодня может делать любой даже без музыкального образования при помощи специальных компьютерных программ. Но вот чтобы написать красивую мелодию — для этого всё-таки нужны профессиональные навыки.

— Я тоже обратил внимание, особенно, слушая последние альбомы Джастина Тимберлейка, что ритм и аранжировки победили мелодию. Это влияние времени?

— Думаю, да — влияние времени. Сегодня так быстро всё меняется. Мы даже не может осмыслить и проанализировать то новое, что появляется. У нас не хватает времени насладиться, получить удовольствие сполна, мы всё время скользим по поверхности смыслов, не погружаясь в суть.

— И закончить я был хотел всё-таки музыкой. Ваш первый альбом был посвящён космосу, второй «Музыка во Вселенной» — тоже, а третий In Memorian — красотам Латвии... С неба спустились на землю?

— Мы — маленькая страна. И всегда есть боязнь, что красоты могут исчезнуть. И мы исчезнем с ними. Думаю, всем маленьким нациям трудно стоять за себя. Но если говорить глобально, то все люди — часть космоса. Как и каждый цветочек на земле.

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2017 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru