Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России28 голосов22%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов6%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души18 голосов14%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках19 голосов15%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения52 голоса42%
Предыдущие опросы

Персона24 августа 2021 21:36Автор: Владимир Полупанов

«Раньше я могла съесть ведро картошки»

Фото: Instagram
У Алёны Свиридовой есть 3 статуэтки российской музыкальной премии «Золотой граммофон»

Певица — о том, как покоряла Москву в 90-е и приворотных драниках.

Певица и автор песен ­Алёна Свиридова рассказывает ­«СтоЛИЧНОСТИ», как она, родившись в Керчи и прожив много лет в Белоруссии, стала гражданкой России.

– Что ты помнишь о своём крымском ­детстве?

– Едва я появилась на свет, как папу отправили служить на Север, а спустя несколько лет в Минск. Естественно, мы колесили с ним по стране. В Крым меня привозили только на лето. Моя родная Керчь тогда была скорее промышленной, чем курортной. Работали много заводов (судо­строительный, металлургический), рыбколхозы. Но город был ухоженным, с красивыми парками. Рядом с нашим домом был стадион с гипсовыми статуями атлетов. Время проводили там и, конечно, на пляже. На этом пляже находился бассейн под открытым небом: плавательные дорожки с тумбами, вышка, соревнования. Всё это было очень круто! 

«Нашла свой «домик Ассоль»

– Знаю, ты и домик купила в Капканах близ Керчи.

– В Крыму живут, по сути, мои единственные родственники – двоюродные брат и сестра. Эти края – моё детство. Я давно мечтала жить в «домике Ассоль». Не в кондоминиуме, не в квартире, а в настоящем деревенском домике на берегу моря. И я его нашла. Купила, когда ребёнок был маленький. До центра города на велосипеде – полчаса, а до моря – 3 минуты. Просто идеальная локация. Если мне нужно, езжу в Москву. Но лето провожу тут уже многие годы.

– Тебе там не скучно? Какой обычно распорядок дня?

– У меня всё по плану. Просыпаюсь часов в 6 и иду в сад, где собираю урожай: огурцы, помидоры, баклажаны, перцы, кабачки. Обрезаю розы, поливаю газон. Сад для меня не работа, а удовольствие. Потом кормлю кошку и иду на причал, где у меня есть небольшая лодка. Беру её – и в море. Могу уйти довольно далеко от береговой линии, чем порой пугаю рыбаков. Думают, что я ­рыбнадзор. 

Когда возвращаюсь, обливаюсь водой из ледяного родника, делаю зарядку, загораю. Всё это у меня происходит до 10 часов утра. Потом наступает жара, и я отправляюсь домой. Завтракаю, занимаюсь музыкой – у меня есть фортепиано и гитара. Могу на велосипеде отправиться в город в магазины. Ближе к 17.00 иду снова поплавать в море. Вечером смотрю кино, встречаюсь с друзьями. 

Ещё в моей «программе» обычно есть виндсёрфинг. Но была небольшая травма руки, поэтому пока я им не занимаюсь. Надеюсь, к концу августа буду в полном порядке и вновь начну ездить к своим друзьям-сёрферам.

– Какую роль сыграл Минск в твоей жизни?

– Переезд с Крайнего Севера в Минск был большой радостью для моих родителей. Я там по­следний год отходила в детский сад, а потом пошла в школу. В Белоруссии прошла и школьная, и студенческая пора. И мама моя сейчас там – вернулась, прожив несколько лет в Москве.

– В Москве не захотела жить?

– Мама просто снова вышла замуж и переехала. Теперь она скучает по Москве, а я по ­Минску.

– Ты успела поработать в Минском драмтеатре, играла, я читал, Алкмену (жену Амфитриона). Но в результате выбрала карьеру музыканта, а не актрисы. Почему?

– Я проработала в театре меньше полу­года, и меня однажды пригласили на концерт Богдана Титомира в Минске в качестве «разогрева». Много раз рассказывала эту историю, у меня из-за неё уже мозоль на языке. В общем, появилась возможность поехать в Москву и стать певицей. Актрисой я стала совершенно случайно. У меня даже не было такой мечты. А певицей хотела стать с раннего детства. Поэтому кинулась в ноги главному режиссёру, сказав, что это мой шанс и я не хочу его упускать. В итоге он меня отпустил.

– В столицу ты пере­ехала в 1993 г., в разгар лихих лет. Что тогда было самым сложным?

– В Минске и том же Питере люди были более ­открытые, было легко заводить друзей. Идёшь по улице – «привет, привет», – и вот ты уже познакомился, подружился. В Москве не так. Город сначала долго изучал, проверял на прочность. «Откуда ты приехал? Из Белоруссии. Ну-ну». Это фраза звучала примерно: «А где это?» Мне было уже 29 лет, когда я переехала в Москву. Я рассказывала, что играла в Минском драмтеатре, что пишу песни. Мне не верили, воспринимали это так, будто я вру. И вообще даже у людей, которые со мной работали, был скепсис. Песни вроде бы классные, но непонятно, пойдут или не пойдут. Я записывала первую «Никто никогда» на студии Александра Кальянова, а Володя Пресняков параллельно писал там песню «Стюардесса по имени Жанна». И мы с ним столкнулись в коридоре. Он сказал мне: «Молодец! Классная песня! Клёво спела!» Было так приятно! Когда ты не уверен в том, что всё получится, простая моральная поддержка очень важна. В общем, это был тяжёлый период. Я жила у мамы жены моего директора Юрия Рипяха в однокомнатной квартире на Домодедовской. Мы там все спали на раскладушках. Плюс отсутствие денег и «голодомор» – продуктов ведь в магазинах не было. Питались макаронами и соевым соусом.

«Иди и учи белорусский»

– Ты получила российское гражданство только в 2003-м, спустя 10 лет после того, как пере­бралась из Минска в Моск­ву. Почему так поздно?

– До какого-то момента мне это было не очень нужно. Я из серии людей, которые не делают лишних движений. Но потом подала документы. В итоге через год пришло письмо, уведомлявшее меня в том, что часть документов уже недейст­вительна. Справки надо было собирать заново. Дальше я забеременела, мне нужно было прикрепляться к поликлинике, рожать, затем регистрировать ребёнка и т. д. Обратилась за помощью к тогдашнему минист­ру культуры Михаилу Швыдкому, и он помог мне решить организационные вопросы. 

– Ты знаешь белорусский язык?

– Знаю. Чтобы хорошо заговорить, нужно побыть немного в языковой среде. Лет 9 назад я перепела свою песню «Пока» на белорусском языке. Мин­ские друзья попросили. На самом деле, если ты знаешь ещё один славянский язык кроме русского, то начинаешь понимать все остальные. Поэтому очень благодарна маме. Она могла меня в своё время освободить от изучения белорусского (дети военных были не обязаны ходить на уроки «местных языков»). Но сказала: «Иди и учи».

– А готовишь ли блюда национальной белорусской кухни?

– Конечно. Драники «приворотные» со сметаной, с мясом. Если мужчина хотя бы один раз попробует их, он никогда этого не забудет (смеётся). И будет возвращаться вновь и вновь. Белорусская кухня – это же бульба в разных видах. И если меня спрашивают, какое у меня самое любимое блюдо, отвечаю, что больше всего на свете люблю жареную картошку с грибами и солёным огурцом. Мой отец был грибником. Другое дело, что в молодости я могла съесть ведро картошки и на мне это никак не отражалось. Сейчас позволить себе такое уже не могу.

Досье

Алёна Свиридова родилась в 1962 г. Окончила музыкально-педагогическое отделение Минского педагогического института. На телевизионном фестивале «Песня-93» вышла в финал с песней «Просто кончилась зима». Видеоклип «Розовый фламинго» занял 1-е место в 1994 г. В фильме «Любовь зла» исполнила песню «Настоящая мужская любовь». Член Союза писателей РФ и заслуженная артистка РФ.

У певицы двое детей. Старший Василий (род. в 1983 г.) живёт в Канаде. Младшему Григорию в январе будет 18 лет.

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2021 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru